Ханна Мананкова «‎Я вовсе не тот, кого вы хотели, кого вы ждали» | Wir.by
ZRAMY. Молодые поэты Беларуси и их стихи: портрет поколения.

«Этой ночью никто не спит. На площади всходят свечи
Тьма расцветает молитвой, руки в немом сцепленье
И только запах земли к утру становится резче
И воздух вот-вот прорежет колокол избавленья.»

Ханна Мананкова «‎Я вовсе не тот, кого вы хотели, кого вы ждали»

ZRAMY
Это 16 часть цикла
ZRAMY
1. Ганна Комар: Мемарыял
2. Павал Капанскі: Настаўнік
3. Дзіяна Ганчарык: «Я дыктатар краіны сваіх мараў»
4. Даниил Арианов: антинимб
5. Даша Бялькевіч: Яна
6. Іона Флінт: Алисы
7. Павал Дарохін: Знянацку
8. Віталь Мурашкевіч: На балконе
9. Марыя Бадзей: «‎Я, чалавек вялікага лесу»
10. Крысціна Бандурына: Малюскі
11. Антон Саладоўнікаў: «‎Радзіма з акцэнтамі Родины»
12. Симора: See more
13. Артур Комаровский: парад, который я одобряю
14. Марына Юрчык: «Дамінуючая крывая‎»
15. Аляксей Грызунт: «‎апалі рукі на мяккае, бэжавае, ніжэй»
16. Ханна Мананкова «‎Я вовсе не тот, кого вы хотели, кого вы ждали»
17. Наста Шакунова: Валошкі
18. Ганна Шакель: «Разаб'е бэз вокны»

Я вовсе не тот, кого вы хотели, кого вы ждали

Я просто шел из столицы, я мерз и мечтал о хлебе

Я не воскрешу ваших мертвых, не склею ваши скрижали

Мне бы теперь похлебки и комнату для ночлега

А вы ведете ко мне бесноватых и прокажженых,

Ведете своих детей, ведете свой скот и птицу

Вы ждете моих чудес, а я не знаю имен и

Не знаю, что сделать с надеждой, застывшей на ваших лицах

Этой ночью никто не спит. На площади всходят свечи

Тьма расцветает молитвой, руки в немом сцепленье

И только запах земли к утру становится резче

И воздух вот-вот прорежет колокол избавленья

И пока вы поете хорал на рассвете нового мира

И ваши сладкие слёзы падают в перегной

Я ухожу из города, прячась в церквях и трактирах

И молюсь о хлебе насущном и кровле над головой.

Сегодня
Чым пах дарэвалюцыйны Мінск?
Чым пах дарэвалюцыйны Мінск?
Мінск (або ўсё ж такі Менск?) — горад з дваістай, няўлоўнай сутнасцю, бо яго аблічча пастаянна змяняецца: яго руйнавалі, перабудоўвалі, перадавалі з рук у рукі, ён гаварыў на самых розных мовах. Чалавек з ХІХ стагоддзя, апынуўшыся тут і цяпер, з цяжкасцю пазнаў бы Мінск, а нашы сучаснікі згубіліся б у горадзе канца ХІХ стагоддзя. У гэтым артыкуле паспрабуем перанесціся ў часе ды ўявіць сабе карціну дарэвалюцыйнага губернскага горада Менска з дапамогай самага моцнага каталізатара ўспамінаў — пахаў.
Кацярына Парыжаская
Читать статью