Wir.by | Алесь Дудар – возвращение гения?
Имя Алеся Дудара относительно недавно вернулось к широкой публике – в основном благодаря усилиям исследовательницы Анны Северинец. В этой лекции она открывает малоизвестные до сих пор стороны личности и творчества неистового молодняковца – поэта, критика и переводчика.
Алесь Дудар – возвращение гения?

Алесь Александрович Дайлидович вошёл в белорусскую литературу под псевдонимом Алесь Дудар, а в историю критики – под псевдонимом Тодар Глыбоцкий. Если мы обратимся к фактам, которые принято вносить в энциклопедии, то можно упомянуть, что Алесь Дудар – один из шести организаторов легендарного «Молодняка», один из создателей молодой белорусской литературы, первый белорусский критик, издавший книгу своих статей, первый белорусский переводчик «Фауста» Гёте, «Отелло» Шекспира, «Евгения Онегина» Пушкина.

Но откуда взялся у него поэтический талант, невероятная культура стиха? Он получил всего год образования в минской гимназии, ещё один – в тамбовской гимназии, потом – война, эвакуация, польская оккупация. После он учился у Якуба Коласа вместе с Александровичем и Глебкой, ходил к Коласу на курсы белорусоведения – и был первым среди его учеников. Талант Алеся Дудара высоко ценил Янка Купала.

Алесь Дудар пришёл в поэзию в 17 лет. Полтора года он был актёром передвижного театра Владислава Голубка. Это был коллектив людей, которые пешком обошли всю Беларусь с яркими народными спектаклями. Алесь Дудар приходит в литературу именно благодаря этому передвижному театру. Практически сразу его приглашают руководить отделом поэзии в «Советскую Белоруссию», он становится одним из родоначальников «Молодняка», основывает его витебский филиал, минский филиал, полоцкий филиал. Его приглашали на должность редактора в «Молодняк», его приглашали ответственным секретарём в этот журнал. Ни на одной должности он не задерживается. Адам Бабареко писал, что это был «такой тип беззаботника».

Критики, следившие за Алесем Дударом, отмечали, что это поэт в первую очередь небывалой искренности. Когда Дудар написал стихотворение «Пасеклі край наш папалам…» – контрреволюционное, яркое произведение, – он всем его показывал. Алеся Дудара даже посчитали провокатором.

Как очень эмоциональный человек он, разумеется, оказывался участником буквально каждого литературного антипартийного скандала. «Ліст трох» подписывают Михась Зарецкий, Алесь Александрович и Алесь Дудар. Причем Зарецкого и Александровича очень быстро «сломали», и спустя несколько дней они опубликовали опровержение в той же «Советской Белоруссии». Дудара ломали на день дольше. Театральная дискуссия – значит, там Дудар. Нацдемовские выступления в прессе – значит, там Дудар. Не потому, что он был «врагом», просто это был человек, не умеющий быть осторожным.

Вместе с этим Дудар был очень мягким. Им было очень легко манипулировать, поэтому в качестве критика Тодара Глыбоцкого он сегодня имеет сомнительную славу. Он участвовал в кампании против нацдемовщины, хотя сам был первый нацдем из всех возможных, он участвовал в кампаниях против Владимира Дубовки, против Адама Бабареко, потому что в то время он находился под влиянием Тишки Гартного. Это был именно такой тип человека – «вечного подростка», доверяющего тем, кого считает достойным уважения. Вероятно, из таких потом вырастают серьёзные молодые люди, которые уже понимают своё место в этом мире, понимают, что нужно делать. А Дудар был расстрелян в 32. Он просто не успел стать взрослым.

Откуда взялась у Дудара его невероятная лингвистическая одарённость? Он переводил с французского, немецкого, английского, польского, русского языков. Долгое время считалось, что переводил он с русских подстрочников или вообще с русских переводов. Например, берет перевод «Фауста» Пастернака и его переводит на белорусский язык. Но на сегодняшний день уже есть данные экспертов о том, что Дудар переводил с оригиналов. Он ушёл с первого же курса БГУ в результате скандала, не имел университетского образования. Его невероятная библиотека, на которую уходила треть гонорара, насчитывала более тысячи томов. И то, что он оставил: его перевод «Евгения Онегина», его стихотворения, его проза – это как раз и есть его ценность.

Другого такого поэта в белорусской литературе мы не знаем. Восемьдесят лет у нас не было возможности к этому приобщиться. И сейчас, когда эта возможность есть, ей нужно пользоваться.

RSS-лента
Рассказать о нас всем
Помочь нам
Если вы нашли ошибку, у вас есть замечания по сайту или вы хотите помочь нам, напишите, пожалуйста на help@wir.by
© Wir.by, 2020. При копировании и цитировании наших материалов, пожалуйста, не забывайте ссылаться на первоисточник, из которого вы получили информацию.